RODNIK: Как повлиял на вас переход на английский язык? Особенно сейчас, когда наоборот, англоязычные группы активно меняют язык исполнения на русский?

Для нас это был естественный момент, мы просто почувствовали, что на русском сейчас нам спеть нечего. К тому же, оказавшись все вместе в Париже на концертах «Blonde Redhead» и «Goat», мы почувствовали, что хотим большего, чем играть для русскоговорящей публики. Что касается массового перехода на русский — нас никогда особо не волновали метания моды, у нас всегда было свое четкое видение, и мы ему неуклонно следуем. У большинства этих перешедших на русский групп ужасающе дерьмовые тексты, а мы слишком любим свой родной язык, чтобы серьезно относится к этому всему.

RODNIK: Как вы познакомились с Марком Рэйнсом*, и каково было работать с ним?
(* -звукорежиссёр Марк Рэйнс, работал с «Black Rebel Motorcycle Club» и «Rival Sons»)

Марку я написал случайно, скорее хотел просто спросить совета. Изначально вообще ещё более именитого звукорежиссёра планировали, но опасались, что получится слишком чистенький звук. В процессе общения скинул Марку черновые варианты песен — ему понравилось, решили работать вместе.

Работать было классно — терпел все наши бесконечные неконкретные правки, вообще приятно было говорить со звукорежиссёром на «одном» языке.

RODNIK: Откуда вы черпаете вдохновение?

В основном из того, что происходит с нами, с окружающими… Получается, все песни в какой-то степени автобиографичны. Хотя вот на нашей записи, которую мы сейчас готовим, будет песня, которую я написал, обчитавшись Эдгара Аллана По в оригинале. Будто ушел в трип и на каком-то клочке бумаги прямо на улице написал текст, вставляя выписанные из книги выражения.

RODNIK: Какие ваши любимые группы? Какие отечественные коллективы вы слушаете?

Из современных отечественных мне нравится больше всего «Pinkshinyultrablast», у них классный альбом. На днях переслушивал «Sakura», и думал, вот он — полет души.

Из неотечественных сложно выделить, много разного. Последние несколько дней слушаю только концертники Элвиса и, кажется, его хватает с головой!

RODNIK: Расскажите про концерты, в каких городах выступаете, как часто. Как обстоят дела с публикой? Как себя чувствует независимая сцена в Самаре сейчас?

В Самаре сейчас сложный момент — нет ни одной площадки, где могли бы делать концерты местные музыканты или не очень известные российские музыканты. Поэтому все это дело уже некоторое время все больше загибается, и люди давно переориентировались на бургеры и крафтовое пиво. Хотя музыканты есть, есть даже хорошие.

Выступаем мы везде, куда позовут. В марте впервые дадим концерты в Санкт-Петербурге, очень давно ждали этого!

RODNIK: Вы больше ориентируетесь на западный рынок, раз так серьезно подошли к сведению релиза, или это не совсем так? Есть ли у вас менеджеры, которые занимаются продвижением и букингом?

Чтобы ориентироваться на запад, нужно иметь какие-то подвязки, которых у нас пока нет. Поэтому мы просто стучимся во все двери. Конечно, хочется давать концерты не только в России, но сбегать отсюда не собираемся.

На данный момент менеджеров и агентов у нас нет, всем мы занимаемся самостоятельно. Мы открыты для предложений, но непонятно вообще, есть ли смысл группе нашего формата сотрудничать с российским лейблом.

RODNIK: Чего вообще ожидаете, какие перспективы видите перед собой? Расскажите о своих дальнейших планах и мечтах.

Сейчас мы работаем над новым EP, после мартовских концертов приступим к сведению. У нас ещё очень много планов на этот год, много идей, но мы предпочитаем не раскрывать все карты, пока дело не сделано.

О перспективах сложно говорить, всем ясно, что сейчас из музыкантов сладко живется только мемам-клоунам из видосов с ютуба и тем, кто наживается на политической, «назлобудня» теме. Мы, к счастью, к этим слоям отношения не имеем. Думаю, однажды вся шелуха исчезнет и станет ясно, кто чего стоит.

На вопросы отвечал Николай Ханда, «Rivoli».
Источник: vk.com

Комментарии