В сентябре 2013 года пространство культурно-развлекательного центра «Звезда» преобразится в музейную площадку — в Самаре появится первый музей рок-н-ролла. Основу его экспозиции составят музыкальные инструменты, предметы одежды и личные вещи известных рок-исполнителей, от Боба Дилана до Эрика Клэптона. О том, каким же будет музей, в эксклюзивном интервью корреспонденту Волга Ньюс рассказал главный идеолог проекта, обладатель коллекции рок-артефактов, самарский музыкант и бизнесмен Владимир Аветисян.

— С чего начался этот проект?
— Все хорошие идеи приходят спонтанно. Идея этого проекта не стала исключением. Просто так случилось, что с некоторых пор у меня стали появляться предметы, имеющие прямое отношение к определенным событиям в мире рок-музыки или великим музыкантам-современникам. Мне довелось принимать участие в аукционах, где были выставлены многие предметы, связанные с жизнью и творчеством The Beatles и других великих музыкантов. Со временем приобретенные предметы стали превращаться в целую коллекцию.

Я не собираюсь чахнуть над этим всем, как Кощей над златом, не потому, что места не хватает. А потому, что мне хочется чтобы собранные артефакты радовали не только меня, но и горожан и гостей столицы нашей малой родины. И в первую очередь — подрастающее поколение. И если сейчас молодежь слушает рэп или хип-хоп (что само по себе абсолютно нормально), то потом, я это точно знаю, когда этим ребятам исполнится 25, 30, 40, их взгляды на жизнь и музыку очень серьезно изменятся. Молодых людей нужно знакомить с золотым веком рок-н-ролла в истории музыки. И я думаю, что общение с рок-н-рольными артефактами для такого знакомства очень важно.

— Как давно существует ваша коллекция и какие ее уникальные экспонаты зритель сможет увидеть?
— Коллекция существует достаточно давно, просто она все время пополняется. В ней очень много музыкальных инструментов, на которых играли величайшие музыканты. Многие инструменты — с дарственными надписями и автографами, и в свое время они были подарены самым разнообразным людям, сыгравшим определенную роль в тот или иной период жизни и творчества рок-звезды. Например, есть гитара с дарственной надписью Эрика Клэптона, подаренная человеку, который помог музыканту организовать центр лечения наркомании Crossroads Centre, расположенный в Антигуа. К гитаре прилагаются фотографии, сделанные в момент подписания документов об открытии центра.

Есть гитара, связанная с Полом Маккартни. Как-то во время записи в США одного из своих альбомов он работал с сессионным бас-гитаристом, попросившим кумира оставить автограф на своей гитаре. Маккартни взял маркер, стал расписываться на обратной стороне инструмента. Как иногда бывает, на пористой деревянной поверхности чернила исчезали или были почти незаметны. Присутствовавшая при этом Линда Маккартни вручила Полу отвертку и посоветовала нацарапать автограф. Маккартни отказался портить инструмент. Тогда бас-гитарист сказал: «Царапай!».

Также в коллекции есть шляпа и черные очки Боба Дилана, в которых он долгое время выступал на сцене. Публика будущего музея увидит и губные гармошки, хранящие следы ДНК Дилана. Гармошки эти — со знаменитым специальным зажимом, позволяющим одновременно играть еще и на гитаре. Коллекция включает и гитару, выпущенную фирмой Martin специально для Дилана с его именем на грифе.

Вообще у меня накопилось много интересных артефактов. Рассказ о каждом из них займет немало времени. Лучше всего прийти в музей, когда он откроется, и увидеть все самим. Я думаю, что если ничего не помешает, нам останется ждать не так долго и к сентябрю мы как-то с этим справимся.

— Вы собирали артефакты на аукционах по всему миру?
— Не только на аукционах. У меня очень много знакомых музыкантов и коллекционеров, собирающих подобные вещи. Коллекционирование — достаточно своеобразный и сложный процесс. Он включает два важных момента: приобретение предмета и расставание с ним. Расставание происходит по разным причинам. Кто-то расстается с предметом вожделения, потому что теряет интерес к нему, кто-то — потому что коллекция разрастается до такой степени, что новые экспонаты негде размещать.

— Экспозиция будущего музея уже существует. Где он разместится, кто разрабатывает его концепцию и есть ли уже эскизы музейного пространства?
— Музей будет открыт в здании культурно-развлекательного центра «Звезда». Над выставочными стендами и музейным пространством работают самарские дизайнеры. Придумать что-либо новое для музея подобного типа и вообще музея сложно. Что такое музей? Это место, в котором в первую очередь важна содержательная часть. Экспонаты должны размещаться так, чтобы быть максимально доступными публике для ознакомления. Так как основу экспозиции составляют музыкальные инструменты, они должны быть размещены на выставочных стендах за специальными витринами, в которых будет поддерживаться необходимый для оптимального хранения экспоната микроклимат — постоянная температура, влажность не ниже и не выше 50 процентов и т. д.

Конечно, план экспозиции должен быть построен так, чтобы человек не просто прошел путь от одного экспоната к другому, но и пережил увиденное и услышанное в своей душе. Поэтому и соответствующая музыка должна звучать в тот момент, когда посетитель знакомится с определенным предметом коллекции. Музей рок-н-ролла в «Звезде», как и современные европейские музеи, будет оснащен гаджетами, которые будут предоставлять гостям необходимую им информацию. Важной частью нашего проекта станет и музейная лавка, где будут продаваться тематические книги, открытки, сувениры, атрибутика, которую при желании смогут приобрести посетители. Ну и наконец, в музее обязательно будет кафе, где гости смогут поделиться впечатлениями.

— В мире 6 музеев рок-н-ролла. Наверняка Вы знакомы с их арт-пространством и содержанием экспозиции. Чем самарский музей будет отличаться от них?
— Главное отличие самарского музея рок-н-ролла от аналогичных проектов мира заключается в том, что коллекцию собирал я, она отвечает моему вкусу. Так что посетителям придется довериться мне.

— Музей будет посвящен теме западного рока. Планируется ли в будущем дополнить экспозицию материалами по истории российской и самарской рок-музыки в частности?
— Об этом я еще не думал. Но такое тоже возможно. Музей — живой организм. Он должен отвечать времени и быть открытым новому. Поживем — увидим.

Aвтор: Георгий Портнов
Источник: vninform.ru

Комментарии